Трудности перевода: адаптируем учебные тексты

Поделиться
Маленькая предыстория

Однажды в детстве, кажется, классе в пятом, а может, в шестом, я писала лабораторную работу по биологии. Тема уже улетучилась из головы, но ясно помню, что долго готовилась, что написано и нарисовано было много и, как мне казалось, хорошо и по делу. Надо сказать, что учительница была очень строга, неточностей не спускала.

У меня был спортивный интерес — получить «пятерку» именно у нее. Настал день выдачи работ. Я, как любая девчонка с комплексом отличницы, с трепетом ждала результата. Открываю тетрадь с надеждой, что в этот раз наконец-то выгорит, и вижу «ЧЕТВЕРКУ» и ни одного исправления.

«Корпоративная культура» нашей школы позволяла получить прямой ответ на вопрос «почему?», и я его получила. Оказалось, что этот ответ стал одним из тех, казалось бы, незаметных событий, которые в конечном итоге очень помогают в жизни. Зинаида Васильевна, дай бог ей здоровья, опустила очки на кончик носа, взглянула на меня поверх потертых стекол и сказала: «В работе нет ошибок. Но есть одно но. Твои выводы написаны так, что мне приходится перечитывать их несколько раз, чтобы понять, в чем суть. А мне должно хватать одного взгляда. Это биология, а не литература, и растекаться мыслью по древу здесь не допустимо». Прошло (не скажу сколько) лет, но её слова прочно засели у меня в памяти, и с тех пор перед тем, как что-то написать, я очень сильно думаю о тех, кому придется это читать.

Условия задачи

Мы всю жизнь чему-то учимся. В последнее время учиться приходится все больше и больше, мир несется все быстрее и быстрее. Вместе с миром ускоряется и темп, в котором надо информацию усваивать. И вот тут без правильной подачи совсем никуда. Бывало ли у вас ощущение, что, читая тот или иной учебник, пособие или статью, через материал приходится продираться, как сквозь дремучий лес, вместо того, чтобы пройти по нему дорогой, «вымощенной желтым кирпичом»? Сегодня мы как раз и поговорим о том, как эту дорогу выстроить. Даже если её «архитектор» сам с этой задачей не справляется.

Итак, нам понадобится:

  • 1 эксперт, глубоко разбирающийся в теме;

  • 1 учебный материал в текстовом формате, созданный экспертом (условно называемый «сухарь») или план создания такого материала;

  • 1 переводчик или адаптатор — человек в теме, возможно не так глубоко, зато умеющий и любящий писать для людей.

Я ни в коем случае не хочу сказать, что абсолютно все эксперты не умеют писать, отнюдь. Но довольно многим из них тяжело спускаться на уровень читателя и говорить с ним его языком. Ну вот, похоже, все ингредиенты в сборе, пора начинать.

Для начала определимся с важными условиями, без которых результат не гарантирован. Обе человеческих сущности в этой схеме должны:

  • быть хорошо знакомы между собой,

  • не питать взаимной неприязни,

  • быть готовы к сотрудничеству на равных, как партнеры.

Представьте себе, что Ильф и Петров терпеть друг друга не могут. А им надо пересечь Америку из конца в конец запертыми в одном автомобиле, выжить и написать одну из лучших своих книг. Мы не будем сравнивать себя с классиками, но основная мысль ясна.

Этап первый. Прелюдия.

Ранее мы уже упомянули, что начинать процесс адаптации текста можно на разных стадиях его создания. Для того чтобы максимально полно отразить процесс, представим себе, что самого «сухаря» еще нет. Есть только его проект, перенесенный на бумагу, то есть план.

План, безусловно, разрабатывает эксперт. Он у нас самый главный по содержанию. Как только эта важная часть работы закончена, устраиваем встречу на троих: эксперт, переводчик и план. Обсуждаем целевую аудиторию, глубину переработки, график работы и сроки, периодичность встреч и каналы связи, т.е. основные принципиальные вопросы оговариваем на берегу, пока оба наших героя не погрузились в материал. Кто хоть раз работал с авторами, тот знает: если творческий процесс забурлил, договориться о чем-либо становится гораздо сложнее.

После того, как все утрясено, эксперт отправляется излагать экспертизу на бумаге. Переводчик в это время старательно думает над культурным кодом, с помощью которого ему нужно будет донести то, что выдаст на-гора эксперт, в широкие массы.

Основная задача переводчика состоит не в том, чтобы поменять местами слова, особо запутанные предложения заменить простыми, сложные термины разъяснить и т.п., а в том, чтобы читатель в максимально возможной степени принял текст как свой, не в смысле авторства, конечно, а в смысле родственности.

Почему это особенно важно для текста учебного? Да потому, что обучение само по себе — труд для обучаемого. А цель переводчика сделать этот труд максимально эффективным. Чем в более удобной форме дается знание, тем легче его взять и сделать своим, а значит начать им активно пользоваться. Ведь именно ради этого все и затевалось.

Этап второй. Размачиваем сухарь.

Этот этап начинается, когда эксперт заканчивает первую часть материала. Эх, хорошо бы чтобы в соответствии с графиком. На сцену выходит переводчик и начинает, скрипя мозгами и пером, делать следующее:

  • читает текст с точки зрения представителя целевой аудитории,

  • отыскивает те места, где он чувствует себя (как бы это помягче) некомфортно,

  • задает вопросы эксперту, уточняя, что конкретно он имел в виду,

  • насыщает текст примерами, понятными и близкими целевой аудитории,

  • подбирает иллюстрации,

  • избавляется от канцеляризмов,

  • разъясняет термины,

  • добавляет вставки околотематического содержания, которые дают возможность читателю вздохнуть и желательно улыбнуться.

Что делать переводчику, если он напарывается на такой кусок текста, справиться с которым он не может, как ни крути? Ничего страшного, надо идти к эксперту и просить переделать, объяснив при этом причину и высказав наметки того, как было бы лучше сделать. Иногда плохое настроение или другие неурядицы прямо-таки просвечивают сквозь текст. Бывает, что писать ну совсем не хочется, а планы поджимают, вот и вымещает это все эксперт на несчастной электронной бумаге. А потом, одумавшись, переделывает.

В итоге получаем «сухарь» размокший, немного разбухший в размерах и раскрашенный. Отдаем плод творческой переработки эксперту, чтобы он проверил, не переврал ли где переводчик суть, не извратил ли ненароком основную идею. Если таковое случилось, дорабатываем перевод.

Затем повторяем упражнение до тех пор, пока поток материала от эксперта не иссякнет.

Этап третий. Точка сборки.

Когда каждый раздел проработан и одобрен обеими сторонами, наступает момент окончательной сборки документа. В этот момент очень важно проверить его на целостность, посмотреть логику переходов от раздела к разделу, наличие всех необходимых подводок и отсутствие смысловых дыр. Например, в одной из глав вы пообещали в дальнейшем поподробнее остановиться на каком-то вопросе, а потом выпустили это из виду или по ходу пьесы поменяли изначальную структуру. У вас появилась дыра, которую либо надо заполнить, либо убрать изначальное обещание. Здесь же есть смысл писать введение и заключение.

Этот этап финализирует работу. Наши герои могут утереть пот со лбов, пожать друг другу руки и выпустить свое детище в свет.

Послевкусие. Обратная связь.

Не знаю, у кого как, но лично во мне всякий раз просыпается девочка с комплексом отличницы из самого начала этой статьи, когда я жду реакции слушателей на выстраданный курс. Видеть своё имя «в титрах» рядом с заслуженным именем эксперта — большая ответственность. И когда люди на форумах пишут, что более дружелюбного курса по, например, финансовым рынкам, каковые были до недавнего времени моим основным полем деятельности, не встречали, можно выдохнуть и идти работать дальше.

У работы переводчика есть еще один интересный нюанс. Чем дольше переводчик работает с одним и тем же экспертом, тем легче эта работа становится. Обе стороны обогащаются: переводчик получает больше знаний по предметной области, а эксперт учится обращать больше внимания на нужды читателя.

Поделиться
Комментарии

Автор статьи

  • Татьяна Федорова
    Редактор сайта и блога Simformer.com